ligrin

Гришкины публикации

Книжки "Зелёный медведь" (стихи и переводы) и "На этом берегу" (стихи 2006 - 2011 годов) вышли в издательстве "Мемориз" у Игоря Белого в 2006 и 2012 году.
Книжка "Обрывки сна" (стихи 2012 - 2016 годов) вышла там же у издателя И. Белого в 2016. А издательства "Memories" к сожалению больше не существует.
Переводы с немецкого вышли в издательстве Tintenfass: http://www.verlag-tintenfass.de/ --> Alle Titel / All titles --> No. 92 «Der Struwwelpeter
/ Стёпа-растрёпа», No. 118 «Max und Moritz / Макс и Мориц».

Список публикаций в Журнальном Зале: http://magazines.russ.ru/authors/p/pevzner/

Подборки стихов: Collapse )
Grisha ten'

И от плотины лебедь плыл легко и бело

***
И потемнели пыль у ног,
река и камни,
когда прикрыл, нахмурясь, Бог
лицо руками.

И рявкнул гром, и за леском
другой ответил.
И стал гоняться за листком,
сорвавшись, ветер.

Дубы упруго напряглись,
качнулись ели.
И утки с криком поднялись
и снова сели.

И ливень лапал, обалдев,
все кроны разом,
как пьяный шкет при виде дев,
теряя разум.

Срывалась мокрая листва,
устав качаться.
И всё закончилось, едва
успев начаться.

Создатель пальцы чуть разжал,
и из под пальцев
свет вырвался и задрожал,
заколебался.

И небо, не жалея сил,
заголубело.
И от плотины лебедь плыл
легко и бело.
Grisha ten'

и всё же был у мира шанс

***
Рождён недужным, трудно выношен,
ненужный в круге крепких тел,
рос странный мальчик, странный юноша,
который странного хотел.

Мир звал быть пушкою, игрушкою,
а он старался откосить.
Он жил как будто понарошку и
мир изменить мечтал,просить

о милосердии, о чуткости...
Да трусоват был и ленив –
взывал впотьмах, но чаще чухался,
себя и мир не изменив.

Но как-то раз в ладонях солнышка
из тьмы он разглядел сквозь тьму,
дышавшую живую девушку
и вышла девушка к нему.

И собрала его по зёрнышку,
и вместо «я» возникло «мы».
Она вела его по солнышку,
обняв и отряхнув от тьмы,

в ЗАГС, в коем и её родители
женились, и его, – клубок
такой асадовский! Но видели
и ангелы, и бес, и Бог,

как топал он не в туфлях лаковых.
Перчаток лайковых она
не надевала. В одинаковых
венках из света времена

и сносные, и в общем мрачные,
в которых бредила беда,
они, всё время новобрачные,
переходили без труда.

И были руки им поруками,
сплетённые в любые дни.
Пообросли детьми и внуками
и мирно старились они.

Смеялось солнышко за тучами.
Смеялись внуки, копошась.

...Мир ни добрей не стал, ни вдумчивей,
и всё же был у мира шанс.
Grisha ten'

И что ни год, один исход

***
И что ни год, один исход:
не пел – а песенка и спета.
И, как налоговый инспектор,
приходит осень каждый год.

Ты встретишь, будто тёщу зять.
Она войдёт, слегка жеманно.
А там, поднапустив тумана
и оценив, что можно взять,

фиксируя любой изъян,
перешерстив все накладные,
наложит санкции штрафные.
И, что накоплено, изъяв,

уйдёт, сведя тебя с ума,
сил не оставив материться...
А следом, как судебный пристав,
без стука ввалится зима.
Grisha chitaet

мочить приходится снаружи

***
Берёзки, говоришь, рябинки
и, право, славные по слухам
потехи с плясками дубинки
по детям, девушкам, старухам?

Дубинка весело взлетает,
кирпичны рожи, плечи дюжи.
Когда сортиров не хватает,
мочить приходится снаружи.
Grisha chitaet

И всё наладится в царстве мёртвых

***
Когда прикажут, начнётся утро,
а не когда закудахчет кочет.
Империи не нужна Камасутра –
власть отымеет, кого захочет,

когда захочет, и в разных позах,
ну а захочет – в одной и той же.
Захочет – и нам перекроет воздух,
захочет – и мордой в грязь положит.

Зато будет пайка, и все одеты,
и всем привычней ведь жить в тенётах.
И Цербер будет нам в президенты.
И всё наладится в царстве мёртвых.
Grisha ten'

какой резон болтать о бездне?

все мы бездны мрачной на краю.
Но те, кому ОН диктует, зачастую забывают об этом.
Тамара Берова в комментах
***
Не знаю, кто диктует мне,
зачем и за какую цену.
Одно понятно мне вполне:
как молодому офицеру

дают команду строить взвод
и тот, не спрашивая, строит,
я строю стих – пускай живёт.
Авось, кого-нибудь устроит

и этот рой нестроевых,
нестройно, нехотя, невольно
по-штатски с лицами живых
расслабившихся без команды «вольно».

Не ладный, радостный глазам
ряд приручённых порученцев,
а сборный сброд из партизан
и престарелых ополченцев.

А жизнь я не перекрою
и не перелечу болезни.
Но, стоя бездны на краю,
какой резон болтать о бездне?
Grisha

боясь, что каждый раз – последний

***
О эта четверть или треть –
педагогическая мера!
Как быстро учишься кряхтеть –
без педагога, без примера.

Как ловко учишься хромать,
стонать, и охать, и кривляться,
протез снимать, и днём дремать, 
и ночью, пялясь в ночь, валяться

и клясть скрипучую кровать
и шёпот в комнате соседней...
И жадно скверно рифмовать,
боясь, что каждый раз – последний.
Grisha chitaet

Сентябрь – пора урожая

***
Сентябрь – пора урожая.
Тепло прикрутивши слегка,
он нежит, уже наряжая,
но не угрожая пока.

Не холод – а только прохлада.
Не мрачность – а лёгкая мгла.
Присутствие общего лада.
Отсутствие общего зла.

Он волосы треплет, лаская.
Погоже, пригоже – взирай!
И кабы не злоба людская,
похоже бы было на рай.
Grisha

и по-хорошему завидую

***
О этот день под ранним соусом,
о эта розоватость глины!
О эта солнцем прорисованность –
наклонны клёны, тени длинны.

Какие россыпи красивые!
Какая точность очертаний!
Какие хвостики крысиные
от самолётных пролетаний!

О эти складки. эти контуры,
отчёркнутые Божьим ногтем.
О пиццикатные и котные
отчётливые эти ноты!

Всё капельку ненастоящее,
всё вызывает восхищенье –
соседа хромота изящная
и изощрённость освещенья.

Благодарю за день, что выдали,
за катет, за гипотенузу
и по-хорошему завидую
Творца божественному вкусу!